Эротическая проза без особенных претензий...

Previous Entry Share Next Entry
«Роман воспитания, или Рыцарь Ремня», часть первая (?)
ангел и демон
pervertfiction
Недавно я читал романы Кретьена де Труа, и, боги знают почему, мне пришло в голову попробовать зарифмовать в таком духе нечто кинковое. Я не знаю, что стояло за этой идеей, но я её воплотил.
Так как идея потенциально бесконечная, как бесконечно приключение такого рода эпического рыцаря или поиск Грааля, то, вероятно, текст будет пополняться новыми частями по мере их написания - если ко мне ещё придёт вдохновение в таком роде.
К сожалению, я не смог найти статей, детально описывающих поэтическую строфу Кретьена де Труа, поэтому просто постарался копировать его стихосложение как можно точнее "на слух".

Рейтинг: R
Предупреждения: Кин (спанкинг)
Жанр: Джен, Стихи, Пародия, Юмор

Романов древние страницы
Толкуют нам не небылицы,
В правдивых былях старины
Мы с умыслом искать должны
Уроки, где благообразность
Учтивость, верность, куртуазность
Являют красоту свою.
И я нимало не таю,
Что взял за образец Кретьена.
Сей добрый клирик непременно
В своих романах, видит Бог,
Описывал сколь только мог
Мужей благих и куртуазных
И дам, в добре всегда согласных
И равных рыцарям сиим.
За это мы Кретьена чтим
И уважаем безусловно.
Но если мужей злобных кровно
Карает рыцаря рука,
То против дам не так крепка,
И у Кретьена воздаянье
За нечестивое деянье
Нечасто настигает их.
И для примера остальных,
Читательницам в назиданье,
Зане им важно послушанье,
А также мужам – как совет,
Я предлагаю сей сюжет.
Сравняться с мастером не тщусь,
За то, однако, поручусь,
Что воспитательный рассказ
Включать не будет общих фраз –
Напротив, опишу подробно
Всё, на что рыцари способны,
Когда их дама утомит,
Иль примет нелюбезный вид,
Иль неучтивостью в речах
Гнев вызовут, иль на ножах
Быть захотят с высокородной
Особой, что весьма охотно
Им может преподать урок.
Итак, не тратя больше строк
Теперь к рассказу перейду.
Была тогда пора в году,
Когда всё в мире расцветает.
Господь поля благословляет,
И что в трёх лицах Он един,
Вспомянет всяк христианин,
Когда танцует вкруг шеста
Или на ярмарке места
Спешит занять с товаром новым.
В такие дни нельзя суровым
Остаться, и вот почему,
Едва рассвет развеял тьму,
Скакал зелёным рыцарь полем.
Резвился конь его на воле,
Зане не трогал удила
Его хозяин, и была
Свободна поступь жеребца.
При том у рыцаря с лица
Никак улыбка не сходила.
И вправе радоваться был он,
Ведь ехал к королю Артуру,
А куртуазную натуру
Ничто не радует сильней,
Чем провождение долгих дней
Средь рыцарей и дам изящных.
И, о забавах предстоящих
Задумавшись, герой скакал.
А на щите его сиял
Ремень, завившийся в кольцо.
Прекрасное его лицо
Густые кудри обрамляли.
А стан приглядный украшали
Плащ драгоценный и доспех,
Который был прекрасней всех,
Что в Фландрии куют искусно.
Хоть описать непросто устно
Всю снаряжения красу,
Я дополнение внесу:
Вполне он был вооружён,
Копьём предлинным оснащён,
А у бедра висевший меч
И наковальню мог рассечь.
О Рыцаре Ремня молва
Повсюду шла. Его права
И привилегии оспорить
Решится только тот, кто вздорить
Предпочитает, а не быть
Здоровым и в чести ходить
Перед двором и пред монархом.
Вёз драгоценные подарки
Он для Артура-короля.
И вот, нисколько не юля,
Наш рыцарь обратился к деве,
Что пробегала сквозь посевы,
И так спросил: «Скажи, девица,
Мне не придётся ль возвратиться,
Коль этой тронусь я тропой?
При мне подарок дорогой,
И ехать надо безопасно».
А девица ему: «Напрасно
Избрали, рыцарь, этот путь.
Чтоб от бандитов улизнуть
И избежать неладной встречи,
Вы поезжайте недалече
Через покойную дубраву.
Вы там проскачете на славу».
Герой её благодарит,
А чуть он в сторону – бежит
Сама девица к той дубраве.
Всяк об её наслышан славе
Весьма дурной. Ведь здесь разбой
Творят безбожники гурьбой,
А им помощницей – девица.
Что скоро встреча состоится
С младым бойцом, везущим клад,
Она сказала, и не рад
Главарь той банды был бы, знай
Что тот юнец – цветущий май! –
Ремня был Рыцарь знаменитый.
Вот подготовили бандиты
Засаду, чтобы ждать в кустах.
А рыцарь, прежде в тех местах
Ни разу не бывавший, ехал
И конь его ступал без спеха,
Покуда вдруг со всех сторон
Врагами не был окружён.
Но не испуганный ничуть
Щитом обороняя грудь,
Извлёк меч рыцарь, и сиял
Отполированный металл,
Так, что бандитам стало жутко.
Сражаться с чернью – будто шутка,
Клинком взмахнул он – и готово,
Вокруг нет никого живого.
Лишь за кустом трясётся вся
Та, кто обиду нанеся,
Путь на погибель указала.
Был раздосадован немало
Таким предательством боец.
Хоть рыцарь был почти юнец,
Но знал, как наказать за ложь.
Пусть и юна девица. Что ж!
За грех всегда одна расплата.
Через седло, как тюк салата,
Девицу перекинул он.
Задрал ей юбки. Обнажён
Был зад крестьянский, и на свет
Извлёк наш путник тот предмет,
Что на щите он поместил.
Поскольку рыцарь был не хил,
Ремень свистел весьма ужасно.
И вот уж полосою красной
Отмечен зад той, что лгала
И на погибель бы могла
Из-за грошей манить прохожих.
Она брыкаться стала, всё же
Теперь не вырваться никак.
А рыцарь наш продолжил так
Пороть её, что сожалела
О всех грехах, и если мела
Белее попа та была,
То вскоре с нею б не смогла
Свекла тягаться краснотою.
Девица к рыцарю с мольбою
Воззвала, стала обещать
Уж больше злобы не держать
И не губить людей нисколько.
Взамен ответа рыцарь только
Продолжил применять ремень.
Чтоб не один ещё бы день
Сидеть не вздумала девица.
Когда же попою сравниться
Она смогла бы с обезьяной,
Что, говорят, в нубийских странах
Живут, ей волю рыцарь дал
И на прощание сказал:
«Впредь не балуй ты на дороге,
Ведь там, растут откуда ноги,
Я запалить костёр могу.
Угрозы я приберегу,
Но помни – розог тут немало».
Девица еле-еле встала,
Потёрла попу, и скорей
Бежать – и до своих дверей
Она, ревмя ревя, бежала.
А рыцарь, не смущён нимало
Сим происшествием, коня
Погнал вперёд. К исходу дня
Он далеко уж был от рощи,
А дева в это время мощи
Руки его воздала честь,
Всем рассказавши всё как есть,
Пока в ведре воды студеной
Сидела полуобнажённой,
Чтоб свою попу охладить.
Рассказ продолжу, может быть…

?

Log in

No account? Create an account